Александр Алиев: "Когда Семина убрали, я уже думал только о том, чтобы вернуться в "Динамо"


15-03-2013, 02:15;   Рубрика: Новости » Футбол » Футбол Украины   354 | 0

Александр Алиев: "Когда Семина убрали, я уже думал только о том, чтобы вернуться в "Динамо"Полузащитник киевского «Динамо» Александр Алиев стал гостем нового выпуска программы «Один на один с Гамулой» на телеканале «Футбол». Предлагаем вашему вниманию полную версию этого интервью.

— Саша, известна история с твоим переездом из школы «Спартака» в Киев. Можно подробнее? Например, кто за вами приехал?

— Мы поехали в Севастополь на турнир. Тогда говорили, что самая хорошая школа в Украине — это «Днепр-75». Мы, 13-14-летние, помню, с интересом смотрели, что у днепропетровцев свой автобус, на котором они приехали в Крым. А потом мы узнали, что на турнире был Яковенко, он как раз собирал свою команду. Я позвонил папе и сказал, что еду в Киев. Потом ему позвонил Яковенко, он приехал в Киев, посмотрел, спросил: «Тебе здесь нравится?». Я говорю: конечно, мне очень нравится.

— А как в «Спартаке» отреагировали? Были звонки?

— Никаких звонков. У меня не было никакого контракта. Я не был к «Спартаку» никак привязан, ничего не подписывал, так что в Киев уехал спокойно.

— Яковенко — жесткий тренер?

— Я бы не сказал, что он жесткий, он — очень требовательный. Очень требовательный. Он создал хороший коллектив, о котором тогда многие говорили, подобрал хороших футболистов, создал атмосферу в команде. Можно сказать, что сборная Украины 85-года была одной из сильнейших.

— Кроме спартаковцев, белорусов, были там и динамовцы.

— Нет, в академии все были иногородние. Из России, Белоруссии, Харькова, Сум, из Крыма. Человека 3-4 только, кажется, были киевляне.

— У вас с Милевским и Воробьем была сильная связка...

— Можно сказать. Дима играл правого полузащитника, у него была феноменальная скорость. Я знал, что получив мяч, всегда могу отдать на правый фланг, и он убежит. Мы так и играли: Милевский принимает, скидывает мне, я отдаю на фланг — и побежали. Именно динамовская игра.

— Ты — самый молодой футболист, дебютировавший в составе «Динамо».

— Да. Первая моя игра была в Кривом Роге. Помню, что Михайличенко нас взял на предыгровую тренировку с первой командой. Я бил по воротам, ко мне подошел Валерий Леонидович Зуев и сказал, что я еду. Мне стало так приятно! Молодые ребята говорили: Саня, ты едешь и за нас тоже. Не подведи Академию! И я помню, что в той игре даже вышел в основном составе и отыграл первый тайм правым полузащитником. Как дебютировал, сказать не могу (улыбается), но мы выиграли, и тренер сказал, что все хорошо.

— Но продолжения не было.

— Я почувствовал, что попал в первую команду, появилась какая-то копеечка и — начал думать не о футболе.

— Но в «Динамо-2» ты по-прежнему выглядел очень прилично.

— У нас была очень хорошая команда, костяк которой пришел из Академии, я становился лучшим бомбардиром, лучшим игроком. Нам было очень легко.

— Была информация, что ты больше 150-ти мячей забил...

— Да, за «Динамо-2», за дубль — может быть. Все приезжали: и Игорь Михайлович, и Григорий Михайлович, и тренеры первой команды. Смотрели, как я много забивал, много делал, но в первую команду меня не брали. И я прекрасно понимал — почему. Потому, что думал не о футболе. Я всегда свои ошибки признаю. Наверное, мог это понять и раньше, но просто не слышал. Погулять можно, но главное — с умом, а в тот момент, можно сказать, его не было.

Многое было преувеличено, как это любит делать Йожеф Йожефович. Да, были загулы, был и алкоголь, но это было по молодости. И я это скрывать не буду. Футбол тогда у меня отошел на второй план. Бывало такое, что гуляешь всю ночь, выпиваешь, утром тяжело просыпаешься, едешь на тренировку, там не хочешь, не работаешь — и не растешь как футболист. Тренировки я не пропускал, но тренеры-то все-таки тоже играли и прекрасно видели мое состояние и мое лицо. И все прекрасно понимали, и их никак не обманешь.

— Ты, становясь одним из лучших игроков мундиалей, возвращался в «Динамо-2». Передержали?

— Конечно, было обидно. И я стал где-то свою гордость показывать. Но я бы не сказал, что меня передержали. Мне всегда давали шанс, я тренировался с первой командой. Но я начал витать в облаках, задрал нос. И в том, что не попадал в первую команду, был виноват сам. Да, я много забивал за вторую команду, но продолжал делать одни и те же ошибки.

— Из той команды Яковенко все-таки очень мало кто заиграл.

— Очень мало. Многие уже закончили. У кого-то не получилось, кого-то тренеры не видели. Пошли аренды... Остались я, Милевский, Прошин, Воробей, Сытник, который сейчас в «Говерле».

— Нет чувства, что у нас молодым футболистам вообще мало доверяют?

— Я бы не сказал. Нам доверяли, но мы страдали из-за того, что мы творили по ночам. И думали, что об этом никто не знает, никто не видит. А Игорь Михайлович все прекрасно знал. Приезжаешь потом к нему в офис, и он тебе все рассказывает. Часто он к себе не вызывал, но стоило ему приехать на базу — внутри поекивало. И вроде не гуляли — а зачем приехал? Начинаешь себя накручивать. Бывало, конечно, что и ругал, но мог и похвалить.

— На полгода ты поехал в аренду в Запорожье.

— Да, когда тренером стал Демьяненко, он сказал, что не видит меня вообще в первой команде. Поставил на мне крест. Сказал, что «Динамо» — это не моя команда. И мне позвонил Грозный, предложил поиграть, почувствовать высшую лигу. Я думал-думал и согласился.

Я сыграл восемь туров до ухода Грозного в основном составе, действительно почувствовал. Сыграл против «Шахтера».

— Нашел с Грозным общий язык?

— Без проблем.

— А с динамовскими тренерами?

— Могу с казать, что с Сабо вообще не нашел. Я подробностей не помню, но с ним вообще тяжело. Помню, поехал с первой командой на сбор, что-то мы там опять начудили, и он сказал, что Милевский и Алиев — это не игроки «Динамо», и нас вообще надо убирать из клуба.

— Была такая история, что ты Валику Белькевичу говорил «восьмерочку» отдать.

— Да ну!.. Было совсем не так. Просто в шутку сказал. У меня были прекрасные отношения с Валиком, как и со всеми ребятами в команде. Да, мне всегда нравился восьмой номер, но я прекрасно понимал, что пока Валик играет, мне тяжело будет даже в первую команду попасть.

— Не было мыслей, что так можно и закончить карьеру?

— Нет. И я должен сказать большое спасибо своей супруге. Она мне очень помогла. Мне и родители говорили, но до нее я просто никого не слышал. Не мог остановиться, привык, что после тренировки надо где-то пойти погулять. Познакомился я с Таней в 19 лет, и когда мы стали жить вместе, мои гульки стали ей не нравиться. Она начала меня «стопорить». И постепенно я остановился, но все равно понимал, что сразу меня в первую команду не возьмут.

Я поговорил с Игорем Михайловичем, дал ему слово, что стану совсем другим. Он сказал, что согласен мне помочь, но все зависит только от меня.

— Как бы то ни было, пришлось ждать своего тренера.

— Да, пришел Семин и увидел меня в первой команде. Я тогда тренировался в «Динамо-2» у Юрия Николаевича Калитвинцева, он мне позвонил и сказал, что Семин меня берет на зимний сбор в Испанию, и что это действительно — мой шанс. И все пошло хорошо.

— ...И тут — финал Кубка Украины с «Шахтером»...

— Мы тогда выиграли у «Закарпатья» 4:0 и через три дня у нас была игра финала кубка в Харькове. Да, мы с Милевским нарушили режим, и я не буду этого скрывать.

— А что вы сделали? Уехали с базы?

— Мы не уехали и не сбежали. Просто по возвращению на базу мы поехали в ресторан, и (иронично) начали готовиться к кубку Украины.

— Ты понимал, что это финал Кубка?

— Значит, в тот момент не понимал. Думал, что раз у нас идет все успешно в чемпионате, без особых проблем всех обыгрываем, поэтому были уверены, что и «Шахтер» обыграем. Но за наши проступки мы были наказаны — я вышел в основном составе, отыграл 70 минут и выглядел отвратительно. Очень отвратительно. За первые 15 минут я даже мяча не коснулся. После игры нас оштрафовали и меня убрали из первой команды.

— А Милевский как себя чувствовал?

— Тема заменил меня на поле и, конечно, он тоже неважно себя чувствовал. После этой игры нас обвинили в поражении, сказали, что «Динамо» проиграло кубок из-за нас.

— А ты сам как думаешь?

— Конечно, я считаю, что мы с Темой действительно подвели команду.

— Говорили, что тот штраф был рекордным за всю историю «Динамо». Можешь озвучить?

— Я озвучивать не буду. Если президент посчитает нужным, он скажет. Но штраф, конечно, был большой, это правда.

— Но ты же давал слово.

— Да. Вот так. Но потом мне пришлось разговаривать с Палычем. Он меня послушал. Потом стал говорить, а я что? — просто сидел и слушал. Но потом сказал, что берет меня на сбор в Австрию.

— И начался твой самый лучший сезон в «Динамо»?

— Да, мы стали чемпионами, обойдя «Шахтер» на 15 очков, вышли в Лигу чемпионов. И я играл с первого матча весь сезон. Все матчи того сезона я хорошо помню.

— Ты понимал, что этот сезон может быть не единственным?

— Конечно, понимал. Но мне придется еще много думать над ошибками, которые я допускал.

— Но в конце того сезона Семин ушел...

— Да, он ушел, пришел Газзаев. С Валерием Георгиевичем были хорошие отношения, я прошел австрийский сбор. Но в матче за Суперкубок на 20-й минуте получил серьезную травму — разрыв связок голеностопа. Но даже когда я приезжал на базу на восстановительные процедуры и смотрел тренировки, Газзаев со мной всегда общался. А потом... просто в какую-то минуту — все.

Да, понятно, что когда я после пяти месяцев вернулся в общую группу, я много уступал, но тренировался и не играл. Нигде. Его спрашиваю — он мне ничего не отвечает. Для меня это стало просто неожиданностью, и я не понимаю, с чем это было связано. Заходишь к нему — он сидит высокомерный и ничего не объясняет.

У меня тогда родилась дочка Алинка, может, он поэтому меня не взял с командой в Барселону, хотя я был готов и очень хотел! Делал все, чтобы быстрее восстановится. И Газзаев меня не вызвал, не сказал ничего, хотя брать или не брать — это было его право.

— У вас была выстроена игра при Семине, пришел Газзаев — начал все перестраивать?

— Ну, это его право как тренера. Может, я и не попадал в его концепцию, но тренер — прежде всего психолог и должен находить пути для хороших отношений с футболистами, даже если кто-то ему лично не нравится, он же должен общаться!

И перед зимним сбором в Израиле, я пришел к нему и сказал, что очень хочу уйти, и попросил помочь мне в этом. Он сразу доложил весь разговор президенту. Игорь Михайлович мне позвонил, и у нас состоялся очень тяжелый и грубый разговор. Мне было очень тяжело уезжать из Киева, я все-таки очень хотел играть здесь, многого добивался и многое хотел и сумел доказать. Тому же Сабо, который говорил, что я не футболист.

Я тогда читал много отзывов болельщиков, и мне это было неприятно. Знаю, что Игорь Михайлович не хотел, чтобы я уезжал, но он мне сказал, что хочет, чтобы я играл. Я уезжал с хорошими словами от президента, потом часто с ним созванивался. У меня вообще прекрасные с ним отношения, если мне что-то нужно, я в любой момент могу его набрать и спросить. И я думаю, что это правильно.

Игорь Михайлович многое сделал для моей карьеры. Он мне поверил, он не поставил на мне крест.

— Кроме «Локомотива», других вариантов не было?

— Нет. Подписать меня очень хотел Семин. И уже в первой игре я забил два гола. В первую очередь, я хотел доказать Газзаеву, что несмотря на перенесенную тяжелейшую травму, я могу вернуться, у меня есть сила воли. С Семиным у нас было прекрасное взаимопонимание, как и с президентом клуба. С Наумовым. Потом поставили Смородскую...

Я прекрасно видел ее отношение к Палычу. И я его прекрасно понимаю: он 19 лет отработал в «Локомотиве», можно сказать, он эту команду сделал и поднял. А тут пришла женщина и начала его учить. Конечно, я многого не знаю, но, конечно, я был на стороне тренера. Стали говорить, что он доработает до конца сезона и уйдет. Я видел, что Смородская хочет, чтобы «Локомотив» Семина показывал результаты все хуже и хуже.

Было общее собрание, со мной сидели иностранцы и спрашивали: Саня, о чем мы говорим? Разговор шел о чем угодно, но не о футболе.

Когда Палыч уходил в «Динамо», он меня спросил: хочешь со мной уйти? Я сказал, что сделаю для этого все возможное.

— А с Красножаном у тебя отношения сложились?

— У нас были прекрасные отношения. И я ему сказал, что если даю слово, то его выполню. Все. На один сбор я поехал, а на три следующих Смородская меня не пустила. Мне дали тренера по физподготовке — женщину. Что она мне могла дать? Ну бегал я... Тренировался с дублем, потом со второй командой и ждал, когда решится. На нервной почве у меня сильно разболелась поясница.

Меня вызвала Смородская и предложила все забыть и поехать на сборы. Я ответил: Ольга Юрьевна, если я сказал, что хочу уйти, я все сделаю для этого.

— В конце концов ты вернулся к любимому тренеру, но играть не начал.

— Вот так получилось. Моя жизнь не проходит без приключений. Сначала Палыч сказал, что мне нужно очень много работать, потому что я очень много пропустил. Я это прекрасно понимал и даже специально себе нанял тренера-иностранца, который, кстати, сейчас работает в «Анжи». Будучи в отпуске, я занимался с ним по два раза в день неделю.

Команда собралась, мы начали работать, мне уже было легче. С Семиным нормально общались.

— И чем это все закончилось?

— Тем, что я уехал в «Днепр». Он мне сказал в последнем разговоре, что не видит меня в этой команде. Я спросил тогда у него, почему я три года нужен был, а сейчас нет. Нужен был именно Семину, а не какому-нибудь другому тренеру. Он сказал: «Ты не выдерживаешь конкуренции. Мы сейчас купили Богданова, Кранчара, и есть у нас Гармаш, поэтому я не вижу тебя в своей команде». Я узнал это, только когда увидел заявочный лист на чемпионат Украины и меня там не было. Конечно я был удивлен.

— Многие говорят, что во второй приход Семина атмосфера в команде была уже не той. А ты как думаешь? В Семине что-то изменилось?

— Я не знаю, что произошло, но атмосфера в команде была совсем не такой, как при первом приходе. А что изменилось в Семине? Я лучше не буду про это говорить. В общем, моему агенту сказали, чтобы он мне искал клуб. Когда появился вариант с «Днепром», я был против. Категорически. В первую очередь, потому, что у меня есть семья, и моя супруга очень остро сказала, что не хочет туда. Я сказал это президенту. Но ехать пришлось, Таня в конце концов приняла мою позицию. И я ничуть не жалею, что поехал.

Я поработал с прекрасным специалистом. За полгода ни одно упражнение не повторилось! Каждый день все было новое. Кроме того, что он грамотный специалист, он очень общительный. Если он не ставил в состав, всегда рассказывал, почему. После каждой игры общался с каждым футболистом, объяснял. В «Динамо» такого не было.

Игоря Михайловича я просил разрешить мне играть в матче «Днепр» — «Динамо», что обычно не было принято. Он разрешил, и я мог играть, но не вышел на поле по другим причинам. Знаете, если в меня кто-то не верит, я всегда сделаю все возможное, чтобы доказать ему, что он ошибся.

— Рамосу тогда тоже было несладко...

— Да, его постоянно «увольняли», но он доказал. У него контракт на четыре года, если я не ошибаюсь. И в этом сезоне «Днепр» своей игрой заставил людей заполнять стадион.

Но когда Семина убрали, я уже думал только о том, чтобы вернуться в «Динамо». Я здесь вырос, и это мой родной клуб. С Блохиным я работал в сборной, нам с ним нормально работалось. Сейчас он делает акцент на ту тактику, которую «Динамо» показывало в свои лучшие годы.

— Не боялся, что не попадешь в эту концепцию?

— Нет. Прежде чем вернуться, я разговаривал с президентом, он, конечно, сказал, что места в составе мне не обещает, мол, доказывай. Я ответил, что сделаю все возможное, а решение будет за тренером.

На сборах я работал, но получил травму и пришлось уехать. С Олегом Владимировичем нормально поговорили, он меня не отправлял, все объяснил, сказал, что я пока буду работать со второй командой. Я лечился, на второй сбор не поехал.

— Чувствуешь, что у тебя есть перспектива в «Динамо»?

— А почему нет?

— Хотелось бы спросить о твоем скандале с прессой...

— Было только с одной журналисткой. Я думаю, все знают, какая она надоедливая. Человек не хочет говорить, а она включает камеру, включает микрофон, лезет с ним... Может, она себя всегда так ведет... А в той ситуации я разговаривал с вице-президентом Ашкенази, она подошла, начали снимать. Я пил кофе, потом спокойно поставил стаканчик, не бросил, а она начала... Да какая тебе разница?! Просто меня спровоцировала, и я не сдержался. Конечно, по отношению к девушке я не должен был так говорить. У меня был разговор с президентом, это было неприятно. Могу сказать, что она приезжала в Днепропетровск и просила помириться. Но я с ней не ругался, чтобы мириться! Но сказал, что ICTV и ей интервью больше никогда не дам. А так для прессы я всегда открыт.

— Был у тебя агент Денис...

— Лахтер? (Иронично.) Был.

— Обещал его в лицо ударить?

— Ну, говорил, не скрываю. Если он считает себя большим агентом, то не должен плохо говорить про своего, даже бывшего, клиента. У нас-то просто контракт закончился, а почему от него ушли Аршавин, Милевский, Ярмоленко, Кравец, Зозуля? Пусть расскажет. Репутация у него не очень хорошая. Я на него сейчас не обращаю внимания, но увижу — сделаю то, что сказал.

— Сейчас твой агент — Герман Ткаченко?

— Да, он представляет мои интересы.

— Так может слухи про «Анжи» не беспочвенны?

— Я не говорил с ним на эту тему. И никогда не задам ему такой вопрос, считаю, что это неправильно. Герман Владимирович в футбольном мире человек очень известный, все игроки, которые сейчас в «Анжи», пришли туда благодаря ему, и не случайно Сулейман Керимов ему доверил команду.

— Семья у тебя большая?

— Да, трое детей. Они еще маленькие: Алинке три с половиной года, Тёмке — год и восемь месяцев. Виталику 16 лет, я его знаю с шести лет, он рос без отца, я его прекрасно понимаю, могу с ним поговорить, как мужик с мужиком. Футбол смотрят вместе, Алина папу узнает.

— Тёма назван в честь Милевского?

— Ну, может быть. Он ведь мой лучший друг.

— Как у него сложится дальше?

— Я уверен, что у него все будет хорошо. Все. Он очень хороший футболист и это доказал. Да, бывают в карьере черные полосы, от этого не застрахуешься. Но он умный и взрослый, у него есть имя. И пускай не в «Динамо» — карьеру он еще сделает, я уверен.

Dynamo.kiev.ua



Лучшие букмекерские конторы:
$10 бонус €25 бесплатная ставка до 25,000 руб. возврата бесплатная ставка до 10,000 бонус
Делать ставку! Делать ставку! Делать cтавку! Делать ставку! Делать cтавку!
Читайте также:
Читайте также:
Загрузка...

Добавление комментария
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:

Лучшие букмекеры:

1xBet Букмекер Посетить БК5000 руб

Титанбет БукмекерПосетить БК €100 бонус

Париматч БукмекерПосетить БК$50 бонус

Мелбет БукмекерПосетить БККэшбэк бонус

Марафон БукмекерПосетить БКбеспл. ставка

Винлайн БукмекерПосетить БК75000 руб

William Hill БукмекерПосетить БК25€ фрибет

Леонбет БукмекерПосетить БК$100 бонус

Вулкан Ставка Букмекер Посетить БК 75,000 руб

Мы в соцсетях
Погода
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Полезное
Читай Укроп UA.
Последние новости спорта на сайте UKR.NET.
Программа телеканала 1+1 - на TVgid.ua.